Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:07 

Преданный)))

7gea
Grifin
Вторая часть 40 главы (сразу предупрежу - небечено)

Гарри что-то бормотал про себя, пока шел в общую Слизеринскую гостиную. Как обычно, все затихли, пока не убедились, что можно продолжать разговаривать. Гарри считал себя каким-то особенным единственным неслизеринцем, рядом с которым остальные слизеринцы чувствуют себя в безопасности. Он знал, что это лишь потому, что их родители сказали, что это так, но, все равно, это делало его особенным.

Однако сейчас ему нужно было их внимание, поэтому он громко засвистел. Все посмотрели на него, и Гарри окатил их холодным взглядом. – Мне надо поговорить со всеми первокурсниками. Они здесь?

- Большинство да, - ответила девочка с туго связанными в хвост шнурком волосами и латиноамериканской внешностью. – Но Керн сейчас в спальне. Мне сходить за ней?

Палома Челтон. Подсказал Том. Она достаточно мягка, для слизеринки.

Спасибо, любимый
. Гарри благодарно вздохнул. – Пожалуйста, позовите ее, мисс Челтон. И спускайтесь за нами в холл. Остальные, пошли, - он поманил оставшихся четверых первокурсников пальцем.

Они поднялись и пошли за ним, как и приказывали. Ни один из них еще не сталкивался с Гарри один на один, поэтому все вели себя очень осторожно, как подросток и ожидал. Пока они шли, Том рассказал вкратце о каждом студенте, что бы Гарри не опозорился.
Еще один мерзкий блондин это Цирус Йорк, их лидер или типа того. Ты был прав, сравнивая его с Драко. Брюнет рядом с ним – его лучший друг Морган Мунро. Эти двое были настоящим кошмаром на первых занятиях у меня, пока я не доказал, что не шучу…

Даже не хочу об этом знать.

Возможно. Крики, разговоры с родителями на собрании…

Ауч.

Да. Так, не отвлекаемся. Девочка с черными волосами это Джуно Бэддок, сестра одного из четверокурсников. Она держит себя как королева. Если ты сравнишь ее с Пан, то не ошибешься. Последний мальчик с веснушками Ивэн Стантон. Он похож на Бини. Тихоня, беспроблемный, но очень смышленый.
Объяснил Том. Скрытая дверь открылась, и Палома подошла к ним вместе с высокой девочкой с короткими светлыми волосами, которая выглядела так, будто часто плакала. Бабетта Керн, как ты уже знаешь. Предпочитает, чтоб ее звали Бабс.

Ты мой спаситель, Том
. Гарри облегченно выдохнул, пока вел группу вниз по коридору к пустому классу, который, как он знал, был недалеко от общей гостиной. – Присаживайтесь, - приказал он, прежде чем поставить сильные Заглушающие чары. Затем он посмотрел на них.

Бабс сидела как можно дальше от всех слизеринцев. Цирус и Морган кидали на неё злобные взгляды. Джуно пыталась делать вид, что блондинки не существует, в то время как Ивэн и Палома смотрели на гриффиндорского старосту. Гарри, со своей стороны, пытался успокоиться, придвинув к себе парту, чтобы присесть. – Очень грустно, когда слизеринцы не могут даже искать друг у друга поддержки, - сказал он тихим голосом. Все разом уставились на него в шоке. – Это не только грустно, но и жалко. Поэтому, я буду первым, кто назовет этот поток слизеринцев жалкими.

- Что ты знаешь о нас! – выплюнул Морган, уставившись на Гарри. – Ты гриффиндорец!

- Я? – Гарри нахмурился. – Я являюсь заместителем главы Темного Ордена, мистер Муно. Думаю, что знаю кое-что о вас всех. – Челюсть брюнета захлопнулась с громким стуком. – Прямо сейчас я вижу разделенный Дом, а слизеринцы не могут быть разделенными в школе, где царят гриффиндорцы. Если они в таком состоянии, то их уничтожат. И не пытайтесь возразить, мистер Йорк, - добавил Гарри, видя, как вскочил Цирус. Блондин презрительно усмехнулся ему, но снова сел. – Вы хотите, чтобы я уничтожил вас? Гарантирую, что могу сделать это, если захочу.

- Ты семикурсник. Естественно, ты сможешь, как ты сказал, уничтожить нас, - выплюнул Цирус. – Семикурсник-хаффлпафец сможет уничтожить нас.

- На моем первом курсе семикурсники не могли победить первокурсников-слизеринцев, - ответил Гарри спокойным голосом. – Не могу сказать, то ли потому что они боялись Драко Малфоя и его маленьких друзей, то ли потому что Драко и его банда на самом деле могли постоять за себя. Сомневаюсь, что когда-либо узнаю ответ, да и меня это больше не волнует. – Его глаза скользнули по всем лицам и встретились с грустными глазами одинокой слизеринки. – Это неприемлемо.

- О, просто заткнись, - холодно сказала Джуно, перебрасывая свои волосы через плечо.

Гарри зловеще улыбнулся ей. – Вам повезло, что мы в Хогвартсе. Щиты не позволяют насылать Круцио. - Джуно побледнела. – Вам следует следить за тем, что и кому вы говорите, мисс Бэддок. Если бы вы сказали такое любому другому Пожирателю, сомневаюсь, что они побеспокоились бы о щитах, а просто взяли бы и наложили на вас Круциатус.

Джуно смерила его холодным взглядом. – Моего отца не волнует, что я говорю ему.

- Твой отец Трент Бэддок, правильно? – мило спросил Гарри, выковыривая грязь из-под ногтей.

Джуно с превосходством посмотрела на него. – Конечно. Он во Внутреннем круге.

- Мне следует поговорить с ним о том, какую дочь он вырастил. Она маленькая избалованная сука, - спокойно ответил Гарри, все еще ковыряясь в ногтях.

Джуно резко вскочила, палочка указывает на старшекурсника. – Ступефай!

Гарри холодно засмеялся, так как заклинание срикошетило от ранее выставленного щита. – Это все, что ты можешь? Какое разочарование! – Он спрыгнул с парты, в глазах полыхал огонь. – Не могла придумать ничего лучше? Как насчет Кровопускающего заклятия? Или, возможно, даже Взрывающее, в случае если у меня есть мозги и я поставил заклинание Щита? – Он наклонился над партой, где сидела перепуганная девочка – Мисс Бэддок, вам следует научиться контролировать себя. Если вы будете и дальше так несдержанны, то можете умереть. Глупо. Очень глупо. Повзрослейте.

Взгляд Гарри переключился на хихикающих Циркуса и Моргана, и оба тут же попали под Силенцио. – Никогда не расслабляйтесь, джентльмены. Если б это было другое заклинание, вы могли бы быть уже мертвыми. Считайте это наказанием за насмешку над неудачей других. – Оба мальчика замерли и в ужасе посмотрели на него. Гарри выпрямился и развернулся к двери. – У вас есть неделя для улучшения отношений в Доме и год. Прежде чем я вернусь и покажу вам, где раки зимуют, мои дорогие змееныши, - весело сказал семикурсник, глядя на дверь. – Мистер Стантон, даже находясь к вам спиной, не означает, что я не вижу, как вы целитесь в меня палочкой, - добавил он, поворачиваясь, чтобы улыбнуться шокированным ученикам. – Идемте. Я провожу вас до гостиной.

Шестеро слизеринцев встали и молча прошли мимо Гарри. За три метра до входа колонну остановил холодный голос. – Так, так. Что это вы все тут делаете?

Гарри подошел к группе с холодной маской на лице. – Северус.

Зельевар с удивлением взглянул на Префекта. – Гарри. Что ты делаешь с этими негодниками?

Гарри пожал плечами. – Преподаю урок.

Северус усмехнулся. – Не сомневаюсь, что они это заслужили.

- Не сомневайся. Спокойной ночи, Северус.

- Спокойной ночи, Гарри, - Пожиратель поклонился своему маленькому хозяину и растворился в темноте подземелий.

Взгляд Гарри на секунду задержался на том месте, где исчез Снейп, затем он подошел к входу в гостиную. – Баллентваг, - пробормотал он. Стена отъехала в сторону, и он пропустил группу вперед.

Драко подошел к нему. – Мне следует знать, что они сделали? – спросил он, как только первокурсники прошли мимо них.

Гарри снял Силенцио с двух мальчишек, а затем улыбнулся Юниору. – Просто проследи, чтобы они подружились с мисс Керн к пятнице. Если ничего не улучшится, дай мне знать во время Зелий, и я проведу с ними еще одну беседу, возможно в этот раз с Маркусом. Он просто горит желанием попугать Муно и Йорка, начиная с их первого урока.

- Держу пари. Эти двое просто чудовища.

Гарри ухмыльнулся. – Периодически проклинай их, когда они теряют бдительность. Уверен, это поможет со временем.

Драко засмеялся. – Ты действительно настоящий монстр, когда тебя разозлить, Гарри Поттер. В такие моменты как сейчас, я рад, что являюсь твоим другом, а не врагом.

Гарри пожал плечами. – Жалко, что этот урок не усвоил ни Перси, ни Рон. – В его глазах плясали бесенята, когда он уходил. – Спокойной, Дрей.

- Спокойной, Гар.

Гарри хмыкнул. – «Гриффиндорцы и их клички» на мою голову. – Он вздохнул, выходя в коридор.

Смех Драко преследовал его до Годриковой комнаты.


- Мы можем только надеяться, что это сработает, - вздохнул Гарри, плюхаясь в свободное кресло перед камином. – Энид, если мисс Керн скажет тебе, что их поведение не улучшилось к концу недели, дай мне знать, и я вырву их сердца.

Энид уставилась на него и засмеялась. Гермиона нахмурилась. – Гарри, это чересчур.

- Маркус сказал, что они вели себя ужасно на его первом уроке, и теперь я вижу почему. Прикинь, мисс Бэддок решила, что может запустить в меня Сногшибателем. Даже не представляю, что она планировала делать дальше, если б заклинание попало в меня, и уверен, что она не знала также.

- Почему она попыталась вырубить тебя? – удивленно спросила Парвати, в то время как Энид пробовала успокоиться.

- Я назвал ее маленькой избалованной сукой, - ответил Гарри, пожав плечами. Это заявление заставило Энид вновь засмеяться.

- О, боже… - Гермиона положила руку на лоб. – Так что ты сделал после?

- О, просто наложил Силенцио на Муно и Йорка, потому что они смеялись над неудачей Бэддок.

- Что понимается под «неудачей»?

- А, я типа уставился ей в глаза, упомянув, что большинство людей ответило бы проклятием худшим, чем смерть, упомянул, что старый Волди возможно запытает ее за такое… - он остановился, переводя дух. – Или возможно это было после того, как она сказала мне заткнуться…

Энид покачала головой. – Ты ужасен.

- Нет, - слегка пожал плечами Гарри. – Я просто немного вышел из себя.

- Я помню, когда ты выходишь из себя, это плохо кончается для окружающих, - вставил Дин, подходя к креслу Гарри и облокачиваясь на спинку. – Многое изменилось с прошлого года. Жалко, что ты не убил этих маленьких сопливчиков.

- О, мне интересно, пойдут ли они жаловаться Дамби, что я им угрожал, - весело сказал Гарри, откидываясь на спинку кресла.

- Только не еще одно заклятие Хранителя, - простонала Гермиона. – Мне никогда не следовало учить тебя этому заклинанию.

Гарри улыбнулся. – Почему же? Я могу избежать столько проблем, когда люди не могут наговаривать на меня.

- Уууу! Научишь меня? – попросила Энид.

Гарри помотал головой, в то время как Гермиона возмущенно встряхнула кудряшками. – Это как минимум уровень четвертого курса, дорогая. Подожди немного и обещаю, что вернусь и научу тебя, договорились?

- О, хорошо, - кивнула Энид. – Так ты собираешься покричать и на гриффиндорцев также?

Гарри пожал плечами. – Мне надо немного подумать над подходом. Слизеринцы лучше всего реагируют на угрозы, это я знаю. А что насчет гриффиндорцев? Герм?

- Разве ты не гриффиндорец? – насмешливо удивился Дин.

- Только наполовину, - надменно ответил Гарри. – А на другую слизеринец, и я вообще ни на что хорошо не реагирую.

- Я заметила, - мрачно пробормотала Гермиона.

Гарри ухмыльнулся. – Но я хорошо реагирую на Маркуса.

- А, так это твоя слабость? – Дин засмеялся, толкнув Гари. – Ну, тогда в следующий раз, если мне захочется, чтоб Гарри что-то сделал, напомните позвать профессора Брутуса на помощь.

- Единственная проблема – Гарри и Маркус очень часто одинаково мыслят. К примеру, если Гарри чего-то не хочет делать, Маркус не будет его заставлять, - вздохнула Гермиона. – Гарри, я не представляю, как тебе общаться с гриффиндорцами. Если ты правильно нажмешь на нужные рычаги, то возможно все получится. Все, что ты должен сделать, выяснить их слабые места.

- Это не проблема для Гарри, - заявила Парвати. – Он все знает.

Гарри задумчиво провел рукой по волосам, пока остальные вокруг него смеялись. В его глазах отражалось пламя камина. – Большая часть семьи Торальд состоит в Ордене, - пробормотал он, и все четверо разом замолчали. – Семья же Роквела полна темных волшебников и ведьм, большинство которых презирает его, попавшего в Гриффиндор. Гермиона, первые два имя, приходящие на ум?

Гермиона уставилась на Гарри, глаза широко открыты. – Сохатый и Бродяга! Гарри, ты знаешь нужные рычаги!

Гарри прикрыл глаза, устало вздыхая. – Да.

- Гарри? – Гермиона наклонилась вперед и положила ладонь на колено мальчика, с беспокойством в глазах. – Ты в порядке?

Он поднял на нее взгляд и слабо улыбнулся. – Да, извини. Просто показалась голова Нюхалза в камине. – Парень встал, потягиваясь. – Я спать. Поговорю с мисс Торальд и мистером Роквелом завтра. Спокойной ночи. – Мальчик развернулся и пошел к лестнице, ведущей в спальню мальчиков.

- Кто такой Нюхалз? – спросила Энид, когда тишина стала уж совсем невыносимой.

- Один очень храбрый человек, который умер, защищая Гарри, - Гермиона печально покачала головой. – Нюхалз возможно не согласился бы с некоторыми идеями Гарри.

- Думаю, Гермиона, что если бы этот Нюхалз действительно заботился о Гарри так сильно и знал причины, он не стал бы волноваться, - предположил Дин, пожимая плечами. – Я тоже собираюсь спать. Всем спокойной ночи.

- Дин! – позвала Гермиона. Чернокожий волшебник обернулся, вопросительно глядя на нее. – Скажи ему это, пожалуйста. Нам действительно не нужен угрюмый Гарри завтра утром.

Дин кивнул. – Конечно. – Затем он ушел, оставляя их в задумчивости.


Гарри бормотал себе под нос все, что думает об идиотах, когда входил в общую гостиную в среду утром. Он наконец-то поговорил с Улой Торальд и Ронаном Роквелом позапрошлым вечером, благодаря их отработке с Филчем в понедельник вечером. Он притормозил, когда увидел Гермиону и Парвати. Обе девушки были одеты, как и положено, так как Дамблдор сказал им, что они отправятся прямо после завтрака. И выглядели они очень мило.

Волосы Гермионы были распрямлены и собраны в тугой хвост, чтобы не мешались. Ее мантия была ярко синей и красиво очерчивала контуры фигуры, легко скрывая беременность. Ресницы Миона накрасила темной синей тушью, а губы слегка розовой помадой. Темно пурпурный плащ от Малфоев лежал на ее плечах, так как все еще было довольно прохладно, несмотря на середину марта.

Парвати же заколола свои волосы в корону. Ее мантия была утонченной лилово-розовой, почти пурпурной. Цветочная темно-бордовая вышивка шла по линии выреза и манжеток. Тушь была темно-фиолетовой, а губная помада темно-красной, почти пурпурной. Темный красно-золотой плащ лежал на ее плечах, предохраняя от холода. Ожерелье в виде Темной метки было спрятано от чужих глаз.

- Вы обе выглядите восхитительно, - вздохнул Гарри, улыбаясь. – Вы без проблем очаруете всех судей.

- А у тебя вид «Пошли все вон», - заявила Парвати.

Гарри был одет в свою темно-зеленую мантию с серебряными змейками, идущими по краям манжеток. Змеи умели двигаться, что могло отвлекать, поэтому Гарри заранее обездвижил их. Он полил свои волосы особым зельем, так что они теперь аккуратно лежали и были убраны назад с помощью черного кожаного шнурка, хотя несколько прядей все же падали на лицо. Его шрам на лбу как всегда очень сильно бросался в глаза. Гарри снял очки и одел линзы. Ожерелье-метка была аккуратно спрятана в кошелек, привязанный к ремню, также он нашел висюльку в виде летающего феникса в качестве замены метке. На нем тоже был плащ от Малфоев.

- Спасибо, Парвати, - его рука дотронулась до ожерелья на шее. – Я собираюсь провести с этим небольшой эксперимент, поэтому дайте мне знать исчезнет оно или нет.

- А что будет, если нас вызовут по отдельности? – озабоченно спросила Гермиона, пока они присоединялись к другим гриффиндорцам, идущим на завтрак. Все трое успешно игнорировали направленные на них странные взгляды.

Гарри пожал плечами. – Не знаю. Что-нибудь придумаем. – Он отдернул руку от феникса. – Ваши браслеты зачарованы?

- Да, хозяин, - ответили они одновременно. Гарри ухмыльнулся.

- Вы трое выглядите просто чудесно! – закричала Джин, как только увидела их. Она, Блейз, Драко, Панси, Теодор и Падма стояли и ждали их на вершине лестницы в главном зале.

- Спасибо, Джин, - ответил Гарри, стараясь не покраснеть.

Джин прильнула к его руке. – Иногда ты бываешь таким гадом.
- Посмотри на это, Драко. Малыш Гарри вырос. Ему больше не нужна наша помощь в выборе одежды, - сказала Панси.

- Ха-ха, Пан. Смешно, - пробормотал Гарри, смотря на нее.

- Вау! – раздался голос над группой семикурсников и Джин. Все подняли вверх головы и увидели Энид, которая неотрывно смотрела на них.

Гарри махнул ей рукой. – Иди сюда. Что такое?

- Завидую я, - заявила гриффиндорка. – Мне никогда не выглядеть так хорошо.

- А, не волнуйся, - уверил ее Гарри. – Мы отдадим тебя Пан, и она все сделает как надо. На мне сработало, - он отскочил от Панси, которая хотела его ударить.

- Я знаю, что ты не можешь быстро бегать в этой одежде, Поттер, поэтому я даю тебе пять секунд форы, - тяжелым голосом сказала девушка.

- Если ты дойдешь до пяти минут, то возможно я позволю это, - угрожающе сказал голос, исходящий из-за Панси.

- Маркус! Ты почти довел меня до инфаркта! – воскликнула слизеринка, разворачиваясь и смотря на профессора.

- Это было моей целью, - холодно ответил Темный Лорд.

- Он сердит потому, что я не буду проказничать сегодня на его уроке, - легко предположил Гарри, кладя руку на плечо Панси. – Доброе утро, Маркус.

Том двинулся вперед и прижал Гарри к своей груди сопровождая криком: - Так нечестно! Я хотел насладиться своими сексуальными фантазиями во время урока!- И поцеловал Гарри.

Гарри спрятал лицо на груди Тома, беспомощно заливаясь смехом, в то время как группа перед ним вдоволь хихикала. Ты такой ублюдок, Том!

И ты все равно меня любишь. Твоя проблема.


- Маркус, ты обычно не начинаешь утро в центре Хога с подобных криков, - сказал Блейз мужчине, пытаясь восстановить дыхание.

- Я хотел, чтобы все узнали о моем недовольстве, - хныкая, ответил Темный Лорд.

- Ну, ты это сделал в своей неповторимой манере, Маркус. Пожалуйста, никогда так больше не делай, - осторожно попросил Гарри, отстраняясь, чтобы получше видеть лицо Темного Лорда. Тот действительно не был в восторге оттого, что Гарри нужно идти на это слушание.

Глаза Тома сверкнули, и он открыл рот, несомненно, для того, чтобы снова уведомить всех о своей проблеме. Гарри наклонил его голову вниз и поцеловал. Эй!

Это самый быстрый способ тебя заткнуть, зараза.
Парировал Гарри, разрывая поцелуй, чтобы увидеть своего любовника. – Меня не волнует, насколько ты сердит, пожалуйста, не делай этого больше.

- Ну, хорошо… - Том вздохнул и крепко обнял Гарри. Помни, что ты не обязан отвечать на вопрос, ладно?

Том, что ты знаешь, чего не знаю я?

Я знаю, много чего, но кое-что подозреваю относительно этого суда. Ты не обязан отвечать на все вопросы
. Ответил Том, волнение так и чувствовалось через их связь.

Понял, любимый. Гарри вздохнул, отодвигаясь. – Все будет хорошо, Маркус. Ты все еще можешь фантазировать даже без меня, просто тебе не на кого будет смотреть, пока ты мечтаешь.

- Это не одно и то же, - грустно покачал головой Темный Лорд. – Подожди, Гарри. – Он что-то вытащил из кармана и положил в Гаррину ладошку, сжимая его руку в кулак. – Не смей потерять его, слышишь?

- Да, - серьезно кивнул Гарри.

Том поцеловал его шрам. – Веди себя хорошо на этом суде, мистер Поттер. Я серьезно.

- Что я и планировал. Не беспокойся.

Грустная улыбка на мгновенье скользнула по губам Тома. – Но я беспокоюсь, чертенок. Вот зачем я здесь, - нежно сказал он, затем прошел мимо своего любовника и его друзей в Большой зал.

Гарри раскрыл кулак и уставился на кольцо. – О, Мерлин…

Юниоры и Гермиона подошли поближе. – Гарри, это то, о чем я думаю? – прошипел Драко.

Гарри надел кольцо на безымянный палец и улыбнулся. – Это его фамильный перстень.

- Он восхитителен, - пробормотала Парвати.

- Я никогда не видела, чтоб он носил его, - Гермиона взглянула на Гарри. – Это так?

Гарри покачал головой и уставился на кольцо, прежде чем яркая улыбка озарила его лицо. – Идемте. Я умираю от голода! – сказал он достаточно громко, затем пошел по направлению к Большому залу.

Остальные обменялись взглядами и пожатием плеч, прежде чем последовать за своим лидером и подойти к своим столам. Парвати и Гермиона заняли места по обе стороны от Гарри, озорно улыбаясь.

Джин села напротив своего брата и заявила во всеуслышание. – Вы действительно выглядите очень сексуально вместе.

Гарри приподнял бровь. – Спасибо, Джин.

- О, и Колин наконец-то заснял вас целующимися.

- Колин Криви! – Гарри повернулся к несчастному шестикурснику с сердитым взглядом. – Ты просто обязан дать мне копию.

У гриффиндорцев ушла почти минута, чтоб понять, о чем говорит Гарри, все засмеялись, а Колин ответил: - Конечно, Гарри!

Гарри вернулся к своему завтраку, пока остальные делали заказы фотографии.
Спасибо.

Оно у меня единственное, так что я действительно не хочу, чтобы ты его потерял, договорились?

Конечно. Я буду беречь его.

Знаю, что будешь. Если хочешь, то можешь провести на нем свой маленький тест.

Хорошооооо.

Оно также является порт-ключом в Слизерин-мэнор, в случае если тебе вдруг понадобится.

У твоей семьи есть поместье?

Конечно есть. Я покажу его тебе этим летом, идет?

Естественно!
Гарри улыбнулся сам себе. А у порт-ключа есть пароль?

Да, и он на Парселтанге, в качестве предосторожности.

И пароль…

Волди, если честно.

Ты должен мне десять галеонов, ты знаешь.

Неужели?

Да! Ты сказал Волди!

Думаю, дорогой бесенок, уговор был, что я должен обращаться к себе как Волди, чтобы проиграть.

Черт. Я тебя еще достану, Риддл.


Том усмехнулся через их связь. Не сомневаюсь. А теперь, давай ешь.


Дамблдор подошел к трем гриффиндорцам по окончании завтрака. – Мы доберемся до места с помощью порт-ключа, который сейчас находится в моем офисе. Пожалуйста, следуйте за мной. – Троица молча встала в ряд за директором. Гарри шел прямо за ним, Гермиона следом, замыкала Парвати.

- Сэр, а где мы приземлимся? В Атриуме? – спокойно спросил Гарри.

Дамблдор взглянул на него. – Да. – Его взгляд поймал фигурку феникса, висящую на шее Гарри, и он нахмурился. – Откуда у тебя это ожерелье, Гарри?

- Нуу… – пальцы мальчика аккуратно коснулись птицы. – Оно было в моем сейфе, а что?

Дамблдор кивнул. – Это старый знак Ордена, только и всего. Мы больше не используем его.

- Ооо… - Гарри удивленно посмотрел на Гермиону и Парвати. Он был вторым по значимости в Темном Ордене и носил старый знак Ордена Феникса. Как странно. Ты знал? Спросил он своего любовника.

Конечно. Это хорошее прикрытие. Очень сложно допрашивать человека который носит знак Ордена, даже если на его руке будет Темная Метка. Я знаю, что у Северуса есть такой же, он его прячет под заклятием Невидимости. Любой из Ордена кто пережил первую войну, знает их. Согласился Том.

- Сахарные перья, - пробормотал Дамблдор, и его горгулья отъехала в сторону. Он повел всю честную компанию вверх по лестнице.

Тогда возможно мне следует продолжать носить его.

Только не на общих собраниях.

Да, это точно не стоит делать. А, если все же одену, то наложу на него чары Невидимости.

Том мысленно пожал плечами. Думаешь, Дамблс еще попытается посвятить тебя?

Думаешь, он проживет так долго?

К сожалению, да. Этого человека ничего не берет. Он как таракан, может пережить даже атомный взрыв. Мне нужно время, чтобы найти его слабое место. А до этого придется играть роль.

Я всю жизнь играю.


- Вот, - Дамблдор протянул старый башмак. – Пожалуйста, возьмитесь за него. - Гарри и Парвати встали по обе стороны от Гермионы, подхватив ее под локти. Она посмотрела на них тяжелым взглядом, но вслух ничего не возразила. – Один, два, три. – В животах студентов что-то закружилось, и кабинет превратился в вихрь цветов.

Они появились в центре переполненного Атриума. Дамблдор кинул башмак в корзину и повел всех к пропускному пункту. – Мы здесь для дачи показаний по делу Уизли, - сказал он волшебнику за столом. – Нам нужны значки.

Мужчина тяжело вздохнул и встал, чтобы достать с полки коробку со значками. Он быстро проверил их самих и палочки, остановившись только один раз, чтобы уставиться на Гарри, тот не долго думая, ответил ему тем же, и старший волшебник быстренько вернулся к прерванной работе. Закончив, он отпустил их восвояси.

Дамблдор повел их к лифтам и занял один из идущих вниз. Гарри краем глаза заметил Риту Скитер с ещё какой-то женщиной, похожей на репортера, садящихся в лифт вместе с ними, и спрятался за спиной директора, к большому удивлению Дамблдора.

Едва двери открылись, директор позволил репортерам выйти первыми, и только потом повел студентов за собой. Пока все шли, он снова заговорил: - Забыл вам сказать еще в школе, и дико за это извиняюсь, но Невидимые чары, заклинания для отвода глаз и другие, что помогают спрятать вещи, не действуют в зале суда. Если у вас есть, что спрятать, лучше сделать это сейчас. – Он взглянул на них и, кажется, был удивлен, когда никто из них не пошевелился. Он вопросительно приподнял бровь.

- Я прочитала об этих заклятиях в книге, - ответила Гермиона на незаданный вопрос своим тоном «Я все знаю». – Я рассказала Парвати и Гарри о них в понедельник.

- Я… понял… - Дамблдор отвернулся. Гарри сунул руку за спину, и Гермиона тихо отвесила ему низкое «пять», к удивлению Парвати. Оставшееся время прогулки до зала Гарри и Гермиона пытались объяснить значение высокий и низких «пятерней» ведьме, что изумило Дамблдора до невозможности.

Дамблдор провел их в зал, удивленно оглядываясь на своих подопечных. Когда никаких необычных украшений на них не появилось, он вздохнул и повел всех к отведенным им местам, которые были заранее для них зарезервированы. Зал суда был все таким же, каким его помнил Гарри с пятого курса, и его слегка затрясло.

- Замерз? – шепотом спросила Миона.

Гарри покачал головой. – Воспоминания. Именно здесь проходил суд надо мной на пятом курсе.

Глаза Гермионины расширились. – А.

Гарри взглянул на свою руку и не смог удержать ухмылку. Сработало!

Эм? Ты уже прошел щиты Министерства, любимый?

Да!

Ну, слава богу. Том усмехнулся. Лучше всегда быть готовым к худшему.

А Дамблс так рассчитывал на появление наших ожерелий. Думаю, он действительно хотел их увидеть.

Ага, в точку. Как будто мы такие не далёкие, чтоб рисковать тобой или Парвати. Много хочет.

Уверен, что да. О, подожди, они требуют тишины. Никого не проклинай, любимый.

Черт.


Гарри улыбнулся и закрыл связь со своей стороны, чтобы сосредоточиться на самом процессе.

Как парень и думал, через несколько секунд после того, как Фадж попросил тишины, дверь в углу отворилась и двое Авроров ввели Рона. Про себя Гарри удивился, что одним из них был Кингсли Шеклбот, член Ордена, и Кассиди Хейс, их единственный Пожиратель - Аврор. Эти двое заставили Рона сесть на стул и встали за его спиной. Цепи на подлокотниках не активизировались, возможно, потому что Авроры остались стоять рядом. Гарри слегка кивнул Кассиди, когда мужчина встретился с ним глазами.

Гермиона толкнула Гарри локтем в ребра и наклонилась. – Я знаю Шеклбота, а кто второй, ты знаешь?

- Кассиди Хейс, - пробормотал Гарри в ответ. – Я помню, он был со мной здесь на пятом курсе. Когда Артур привел меня сюда, мы вначале спускались по лестнице, а он что-то делал с письмом. В любом случае, его имя есть на бейджике.

- Ааа… - Гермиона многозначительно кивнула в ответ и отвернулась к Парвати, чтобы все ей объяснить, так как ее могли вызвать в первую очередь. И снова Гарри доказал, своё всеведенье.

Подросток посмотрел на Дамблдора и увидел, что был не единственный со старым знаком Ордена на шее. – Старый знак, сэр? – спросил он хихикая.

Дамблдор разделил с ним улыбку. – Мы использовали их во время первой войны. Люди до сих пор помнят их, а члены Ордена носят как украшение, но, как ты бы сказал, они уже вышли из моды. Некоторые из нас действительно все еще носят их… - он вздохнул. – После суда мне хотелось бы переговорить с тобой.

- Конечно, сэр, - кивнул Гарри, затем его взгляд оббежал толпу людей. Некоторые репортеры уже что-то строчили, многие разговаривали с соседями. Парень нахмурился. – Почему мы не начинаем?

- Мадам Боунс еще не пришла, - был ответ Аластора Грозного Глаза Муди, который расположился позади Гарри. – Она почему-то задержалась в своем кабинете.

Гарри посмотрел на Аврора в отставке и снова столкнулся со старым, спрятанным, знаком Ордена. – Привет, Грозный Глаз.

- Поттер, - кивнул Муди в ответ. – Надеюсь, ты в добром здравии.

- О да, также как любой человек, за которым охотятся сумасшедшие и бывшие друзья, - Гарри пожал плечами. – А ты?

Аластор хмыкнул. – Все еще отдыхаю.

- Это только начало. Что привело тебя сюда?

- Альбус, - ответил бывший Аврор.

- А, - Гарри кивнул с пониманием. – Это все объясняет, - он ухмыльнулся. – Грозный Глаз, думаю, ты помнишь Гермиону Грейнджер и Парвати Патил? Герми, Парвати, это грозный Глаз Муди. И поверьте мне, когда я говорю, что он может быть ужасно угрюмым. – Гермиона и Парвати захихикали.

Муди фыркнул. – Эта шутка устарела, с тех пор как ты впервые рассказал ее, Поттер.

- Возможно. Но, видишь ли, Грозный Глаз, она все еще вызывает смех, следовательно, жива.
Муди что-то пробурчал, затем внезапно наклонился. Гарри удивлённо отпрянул. – Уже лучше, - прокомментировал Грозный Глаз. – Можно я взгляну на знак? Всё время забываю, что ты пугливый.

Гарри нахмурился, но позволил. – Я не пугливый, Аластор. Просто привык, что ты даешь мне подзатыльник всякий раз, как у меня что-то не получается.

Экс-аврор улыбнулся ему в ответ. – Кажется, этот Лили.

- Ты их различаешь? – изумленно спросил Гарри, с удивлённо распахнутыми глазами.

- Детали, - ответил Муди, стуча по голове Гарри. – Ты должен помнить о деталях. У феникса Джеймса был отбит кусок. А у Лили нет.

- Ну, хорошо. Не знал, что разница существует. Хватить талдычить мне об этом.

- Это моя работа вбивать знания в твою голову.

- Тогда в этом случае, моя работа делать твою работу трудной.

- Видишь, Альбус. Вот почему я ненавижу обучать его. Он феноменальное шило в заднице, - пожаловался Грозный Глаз улыбающемуся директору.

- Лучше ты, чем я, - ответил Дамблдор.

- Директор достает меня весь учебный год. Вы будете пилить меня, пока не придет мадам Боунс. Уверен, ты сможешь пережить меня, если не слишком стар. Так как там с твоим возрастом, грозный Глаз? Именно в этом проблема? – дразнил Гарри, полностью наслаждаясь моментом. Старый Аврор всегда был отличным компаньоном, особенно когда надо было снять напряжение. Плохое предчувствие Тома имело привычку оказываться верным, и Гарри ничего не мог сделать, кроме как отвлечь себя для разрядки. Он с уверенностью мог сказать, что Том оставил связь открытой со своего конца, на всякий случай. И не был уверен, радоваться ли этому или же злится.

- Просто интересно, вы двое друзья или враги? – спросила Парвати.

- Грозный Глаз и я сблизились за последний год, - кивнул Гарри. – Я бы не сказал друзья, так как Муди не заводит друзей, но мы знакомые.

- Я бы не сказал, что ты мой друг, Поттер, даже если б ты заплатил мне.

- Так или иначе, тебе не нужны деньги, - парировал Гарри.

- А, вот и мадам Боунс, - объявил Дамблдор.

Гарри развернулся. – Я слежу за тобой, Грозный Глаз, поэтому не пытайся разыграть меня.

Муди ухмыльнулся и что-то выдохнул, прикрываясь руками позади Гарри. Тот тоже вздохнул, и экс-аврор покачал головой, улыбаясь.

Последний человек скользнул на место рядом с Аластором, в то время как Фадж пытался призвать всех к порядку. Гарри ухмыльнулся Артуру Уизли. – Пришел на шоу, Артур? – поддразнил он.

- Типа того. Ты еще жив?

- Почти отправился к праотцам, - драматичным шепотом ответил юноша. – Если бы помощь не подоспела вовремя…

- Гарри, прекрати драматизировать, - зашипела Гермиона. – Артур, с придурком все было в порядке. Его браслет заблокировал яд.

- Хвала Мерлину за эти милые безделушки, - выдохнул с облегчением Артур, а Гарри нежно пихнул Гермиону локтем.

- Тишина, пожалуйста! – снова закричал Фадж. Когда опять ничего не произошло, он с мольбой посмотрел на Дамблдора.

- Я предлагаю, чтоб Грозный Глаз спел. Это точно привлечет их внимание, - пошутил Гарри, пока Дамблдор поднялся. Подросток, ухмыляясь, с лёгкостью увернулся от подзатыльника отставного Аврора. – Это правда.

- ТИШИНА! – закричал Дамблдор. В зале мгновенно наступила тишина, и директор предложил Фаджу начинать, затем сел на место.

- Мне бы тоже хотелось научится такому, - мрачно пробурчал Гарри. Дамблдор ему только улыбнулся в ответ.

Министр благодарно кивнул и повернулся к аудитории. – Рональд Дюк Уизли, вы обвиняетесь в том, что пытались убить без повода хорошего человека. Что скажете?

Рон, искавший взглядом Гарри, пока не пришла мадам Боунс, с ненавистью посмотрел на него. – Скажу, что не виновен, сэр, так как я сделал то, что сделал бы каждый законопослушный гражданин.

- И что же это такое, мистер Уизли? – спросила мадам Боунс.

- Я пытался остановить угрозу Вы-Знаете-Кого, - сказал с ненавистью Рон. – Потому что Гарри Поттер перешел на Темную сторону!

Гарины зло прищурил глаза, глядя на бывшего друга, под шум заполнивший зал суда. Молча, без палочки, он укрепил заклятие секретности на рыжеволосом, едва представилась такая возможность.

- Тишина! Тишина, я сказал! – закричал Фадж. И снова он посмотрел на Дамблдора, ища помощи. Дамблдор кинул взгляд на Гарри, и Министр со вздохом кивнул.

Директор слегка подтолкнул Гарри. – Попробуй призвать их к порядку, Гарри.

Гарри нахмурился, затем медленно поднялся, обдумывая прикольную идею. Гермиона, однако, сообразила, что вертелось в его голове, и предупреждающе ударила парня по руке. Юноша пожал плечами. – Тихо! – спокойно сказал он, слегка повысив голос. И, несмотря на то, что голос был очень тихим, в зале достаточно быстро установился порядок, и все обратили свой взгляд на него. Поттер кивнул Министру и только потом сел на свое место, радуясь, что Гермиона держала его за руку.

Фадж кивком поблагодарил Гарри и посмотрел на Рона, который ничего не заметил, сверля взглядом своего бывшего друга. – Суд вызывает Гарри Джеймса Поттера.

- Всё в порядке, - приободрила его Гермиона, пока он поднимался с места.

Гарри кивнул и начал спускаться вниз. Дотронувшись до кольца, он немедленно почувствовал себя лучше. Том… Вспомнил он. Так! Я Гарри Поттер, Мальчик-Который-Выжил! Одна из двух ключевых фигур Света. Рон просто тупой придурок. Сказал парень сам себе, когда его нога коснулась нижней площадки. Кивнув Кассиди, который сотворил для него стул с прямой спинкой, сел и сфокусировал взгляд на Министре Фадже и мадам Боунс.

- Мистер Поттер, мистер Уизли обвинил вас в том, что вы Темный волшебник. Что скажете? – спросила мадам Боунс.

- Не виновен, - просто ответил Гарри. – Рональд Уизли параноик. – Он отметил, что взгляд мадам Боунс был направлен на знак Ордена, и мысленно себя поздравил.

- Параноик? – переспросил Фадж.

- Рональд каждый день получал письма от своего старшего брата, Перси Уизли, до самой его смерти. Перси, очевидно, месяцами прививал Рону свои подозрения относительно того, что я Пожиратель Смерти. Министр, уверен, что вы помните, как Рональд называл меня Пожирателем перед Рождеством, когда посещали Малфой-мэнор? – сказал Гарри спокойным голосом, не глядя на Рона.

В глазах министра что-то промелькнуло. Очевидно, он вспомнил тот инцидент. Он кивнул. – Господа присяжные, Кто за то, чтобы признать мистера Поттера виновным по всем пунктам?

Ни одна рука не поднялась.

Фадж кивнул. – Мистер Поттер, вы не виновны. Но не могли бы вы остаться еще ненадолго?

- Конечно, Министр, - согласился Гарри. Его взгляд скользнул по друзьям. Гермиона выглядела очень довольной.

- Мистер Поттер, нападал ли на вас мистер Рональд Уизли в пятницу, 13 марта, 1998 года с намерением убить вас? – спросила мадам Боунс.

- Ну, я бы не назвал это нападением, мадам Боунс. Он бросил мне значок Префекта, который был отравлен, - спокойно ответил Гарри.

- Это правда, что значок поранил вас?

- Да, мадам, - Гарри кивнул.

- Как так вышло, что вы не пострадали, мистер Поттер? В отчете нет четкого объяснения.

- У меня есть зачарованный браслет, подаренный другом на Рождество, с заклятием, что защитило меня.

- Можно ли присяжным увидеть этот браслет, мистер Поттер? – спросила мадам Боунс, глаза которой загорелись в предвкушении.

- Присяжные не могут увидеть его, мадам, - просто ответил Гарри. Это вызвало шепот в толпе.

- Тишина! – закричал Фадж. На этот раз его послушались. – Мистер Поттер, почему вы отказываетесь показать свой браслет? – яростно спросил Министр.

- Да простит меня суд, но за мной охотится маньяк. Не думаю, что показывать браслет, спасший мне жизнь, хорошая идея. Помимо прочего, лучшая защита – неизвестность, - без колебания сказал Гарри. Краем глаза он заметил, как Грозный Глаз улыбнулся. Естественно старого Аврора радует, когда цитируют его постоянные предупреждения. Это показывало ему, насколько хорошо их усвоил Гарри.

Мадам Боунс что-то тихо прошептала на ухо Фаджу. – Принимается, - очень неохотно сказал министр. – Мистер Поттер, вы можете вернуться на свое место.

- Благодарю, Министр, - вежливо ответил Гарри, вставая. Он благодарно кивнул Кассиди, так как мужчина уничтожил стул, затем направился к своему месту. Добравшись, он плюхнулся на скамью и прикрыл рукой глаза. – Никогда больше, - мрачно пробормотал он. – Грозный Глаз, дай то ужасное варево, что ты сварганил на этот раз.

Аврор в отставке ухмыльнулся, передавая флягу Гарри. – Хорошая работа.

Гарри зажал нос и быстро глотнул варево. Его всего перекосило, прежде чем он смог выдохнуть. – Спасибо. Мне было это очень необходимо.

Гермиона нахмурилась. – Что там?

- Супер секретная особая формула для сумасшедших, - ответил Гарри, пожав плечами. – По крайней мере, я так называю эту бурду. Он смешивает различные алкогольные напитки в произвольном порядке каждое утро и заколдовывает фляжку, чтобы она была полной целый день. Я пришел к выводу, что у него совершенно нет вкуса.

- Я пришел к выводу, что кое-кому надо было вымыть рот с мылом, когда он был моложе, - пробурчал Муди, делая глоток из фляги.

- Гарри, разве это не ты, следишь всё время, чтоб другие не напивались? – зашипела Парвати из-за Гермионы.

- Этот парень никогда не пьянеет. У него иммунитет, - проинформировал их Грозный Глаз.

Гарри пожал плечами. – Тихо. Я хочу услышать приговор Рона.

- Тринадцать лет в Азкбане,- предположил аврор.

- Я отказываюсь заключать пари с отбой на эту тему, Аластор. Это мой второй раз в суде, - сказал парень, не отрывая взгляда от Рона. Рыжеволосый волшебник в ответ тоже не отводил глаз, и Гарри улыбнулся ему, замаскировав улыбку заклинанием, чтоб никто не увидел. Парню очень нравилось, что это не на него наложены ограничения. Он дотронулся до кольца и счастливо улыбнулся.

Как и говорил Муди, Рону дали тринадцать лет Азкабана. Старому Аврору пришлось объяснять дамам, что ему не дали пожизненное, так как он никого не убил. Ни одна из них не поняла, хотя он объяснил дважды, пока все выходили из зала. Гарри посоветовал ему просто сдаться.

- Итак, Грозный Глаз, есть ли причина, по которой ты идешь с нами? – спросил Гарри, пока они поднимались на лифте в Атриум.

- Аластор возвращается с нами в школу, - мимоходом объяснил Дамблдор.

- Как я и думал, - кивнул Гарри. Том, любимый, Муди будет у нас на обеде.

Прелестно. Эта школа будет полностью состоять из психов!

Бодрячком, а?
Поддразнил Гарри, хватаясь за порт-ключ, который протягивал Дамблдор.

У меня сейчас семикурсники, и нет Гарри Поттера.

Извини, любимый. Я возвращаюсь. Возможно, заскочу после разговора с Дамблдором.

Разговора? Какого разговора?
Подозрительно спросил Том, пока активизировался порт-ключ.

Гарри подождал, пока они не приземлились, и ответил. Такого. Он решил, что ему надо со мной пообщаться. Тихо.

- Мисс Грейнджер, мадам Помфри попросила отправить вас к ней, сразу после нашего возвращения, чтобы проверить, не навредил ли вам порт-ключ. Мисс Патил, почему бы вам не проводить ее? Гарри, присаживайся, - предложил Дамблдор, садясь за свой стол, пока Грозный Глаз располагался на сотворенном им же стуле.

Гарри занял наколдованный Дамблдором для него стул, пока ведьмочки уходили. Он отказался от чая и лимонных долек, как и Муди. – Сэр, не могли бы мы побыстрее все закончить? Я обещал Маркусу заскочить к нему, когда вернусь. Боюсь, что без меня он облысеет от волнения, - попросил подросток, пока Дамблдор разливал чай.

- Альбус, - предупреждающе прорычал Грозный Глаз.

Взгляд Гарри метнулся от бывшего Аврора к директору. – Почему я здесь? – осторожно спросил юноша, смотря то на одного, то на другого. – И почему мне кажется, что это мне не понравится?

Дамблдор вздохнул. – Потому что возможно и не понравится, - его взгляд потяжелел. – Я поинтересовался, могут ли тебя принять на программу подготовки Авроров. У них есть правило отказывать в принятии студентам, которые были в прошлом серьёзно наказаны. Профессор МакГонагалл и я надеялись, что тебя все же возьмут, но они отказались.

Гарри несколько раз медленно моргнул. – Я… понял…

Ты знаешь, что Маркус планировал уехать в следующем году, а тебе безопаснее всего в Хогвартсе… - продолжил Дамблдор.

Гарри прикрыл глаза и почесал переносицу. – Вы хотите, чтобы я занял его место профессора по Защите в следующем году, нет так ли? – пробормотал он.

- Да, - согласился Дамблдор.

Гарри осторожно взглянул на него. – Я знаю только то, что нам преподавали, мне нечему будет обучать студентов, сэр. Мы оба знаем, что мне незачем работать, пока я жив. Почему вы просите меня?

- Ты знаешь больше, чем большинство твоих бывших учителей, Поттер, - с укором сказал Муди. – Ты будешь делиться опытом, а не только знаниями. Альбус прав. Тебе будет лучше в Хогвартсе.

- И Орден расположился здесь, Гарри, - добавил Дамблдор.

Гарри поморщился. – Орден? А это тут с какого боку?

- Ой, да ладно. Ты с нами, начиная с пятого курса, поэтому можешь присоединиться к организации.

- Ремус сказал, что надо быть совершеннолетним, чтобы стать членом Ордена, - подозрительно ответил Гарри. – Мне еще нет восемнадцати.

- Пока, - согласился Дамблдор.

- Предложение все равно будет вынесено, - сказал Муди. – Все согласны, что тебя следует принять до окончания школы. На тебя нападают во всех возможных местах и все кому не лень.

- Ты будешь больше на виду, чем сейчас, Гарри. Учитывая подозрения Перси и Рона, газеты будут сочинять всякие небылицы. Если тебя примут в Орден, они ничего не посмеют написать. Орден защитит тебя от прессы, - добавил Дамблдор, наклоняясь вперед.

Гарри медленно поднялся. – Мне надо подумать, - пробормотал он. – Вы не возражаете?

- Конечно, - согласился директор, улыбаясь. – И, Гарри, я знаю, что ты беспокоишься о Маркусе, но есть вещи, информация Ордена, которую ему нельзя говорить.

Гарри холодно посмотрел на пожилого мужчину. – Я понимаю понятие «секретность», директор, и могу хранить тайны. – Он развернулся и направился к двери. – Я встречусь с вами на обеде. И тогда дам свой ответ. – Он захлопнул за собой дверь.


Том даже не поднял глаз, когда зеленоглазый подросток вошел в класс во время урока у первокурсников Слизерина и Гриффиндора. Однако тихие разговорчики быстро прекратились, едва студенты поняли, кто стоял в дверном проеме. Темный Лорд тихо выдохнул. – Чем могу вам помочь, мистер Поттер? – спросил он, не отрываясь от работы с бумагами. Он чувствовал смятение в душе Гарри, и это медленно сводило его с ума.

- Мне интересно, могу ли я остаться в вашем кабинете, пока ваш урок не закончится, профессор? – холодным голосом осведомился молодой волшебник.

Том поднял глаза и столкнулся со сконфуженным взглядом. – Очень хорошо. Ничего не сломайте.

- Да, сэр, - согласился Гарри, затем скользнул вдоль стены к прилегающей комнате. Он плюхнулся в любимое кресло Тома и, рыча, закрыл глаза. Моя жизнь превратилась в ад.

Твоя жизнь стала адом, на Хэллоуин 1981 года. Мягко ответил Том. Этот урок закончится приблизительно через десять минут, любимый. И тогда я приду, хорошо?

Да. Хорошо…

Ты уже надел свое ожерелье?

Что? О, нет… А нужно…
Гарри расслабился, вытащив из кошелька Темную Метку, и надел ее. Он потратил следующие десять минут, играя с двумя кулонами и стараясь не думать.

Том вошел, как только класс опустел от малышни. – Ты знал, что они захотят тебя в Ордене, чертенок, - напомнил он, останавливаясь перед креслом Гарри со странным взглядом.

- Мне еще нет восемнадцати, Том. Меня бесит, что они опять плюнули на правила ради меня.

- Они всегда будут отходить от правил для тебя, любимый, - вздохнул Том, садясь на корточки перед креслом и беря ладони Гарри в свои руки. – Посмотри на меня. – Гарри встретился взглядом с коричневыми глазами. – Знаю, что ты ненавидишь быть особенным, Гарри. Знаю, что предпочтешь зарыться в уютной норке и спрятаться там. Ну, рассматривай Хогвартс как свою норку, а Орден как камень, закрывающий вход.

- Предпочту тебя в качестве камня, спасибо, - мрачно пробормотал Гарри.

Том улыбнулся и поцеловал руки юноши. – Я не могу, к сожалению. Не сейчас. Не в открытую. Темный Орден будет всегда защищать тебя, ты это знаешь, но ты ребенок Света, любимый, и они будут держать тебя очень крепко.

- Предлагаешь мне стать профессором и вступить в Орден? – вздохнул Гарри, отводя взгляд.

- Да. Нам нужны еще люди в Хогвартсе. Тем более, ты хотел приглядывать за Джин. Нам нужен кто-то, кому полностью доверяет Дамблдор как в Ордене, так и в Хогвартсе. Северусу уже не так верят. Артур, Молли, Фред и Джордж не в Хогвартсе, так же как и твой крестный. Орден всегда будет хоть доверять тебе, а студенты и персонал Хогвартса обожают тебя. Я ж не говорю, тебе отдалиться от нас, просто прошу добывать нужную для нас информацию.

- Знаю, знаю… - Гарри освободил руки из хватки Тома и наклонился, чтобы обнять его, пряча лицо в мантии старшего волшебника. Просто все так неожиданно, только и всего. Одна вещь накладывается на другую, и вот результат. Позавчера эти проклятые первокурсники, затем суд и теперь вот это.

- Шшш… - Том обнял Гарри и уселся в кресло так, чтобы юноша был сверху. – Ты устал. Вздремни.

- Твой следующий урок…

- Я разберусь с ним, когда он начнется. Спи, чертёнок.

Гарри слабо усмехнулся и погрузился глубже в теплые объятья, закрывая глаза. – Засранец…

Том лишь поцеловал Гарри в макушку и улыбнулся.


- Гарри! – Гермиона крепко обняла его, едва он появился у неё в поле зрения, зевая. – Где ты был!

Гарри осоловелым взглядом оглядел своих друзей. Гермиона и Парвати уже переоделись в школьную форму. Он же был одет в одежду, в которой был в суде, хотя и отдал мантию Добби. – Вздремнул в кабинете Маркуса.

- ВЗДРЕМНУЛ! – воскликнула Джин. – Почему только вздремнул?

- Устал, - ответил Гарри, пожимая плечами и подавляя зевоту, при этом пристраивая голову на плечо Гермионы. – Никогда не думал, что суд может быть таким утомительным.

- Ты даже не представляешь, - раздался голос позади всей группы. Все, кроме Гарри, подпрыгнули, а Драко еще и побледнел, так как в поле зрения появился Грозный Глаз.

Гарри снова зевнул. – Прекрати пугать моих друзей, Грозный Глаз.

Экс-аврор обвел взглядом группу из четырех слизеринцев, семи гриффиндорцев и двух рейвенкловцев. – Поттер, Альбус просил привести тебя, - наконец сказал он, смотря на мальчика, в то время как остальные студенты нервно поёживались.

Гарри пожал плечами и отпустил Гермиону. – Хорошо. Увидимся позже, - помахал он всем рукой и с заспанным видом последовал за Муди.

- Ты действительно настолько устал? – вежливо спросил Грозный Глаз.

Гарри пожал плечами. – Да. – Муди подозрительно посмотрел на него, и Префект озорно подмигнул ему, затем снова вернулся к сонному состоянию. – Если бы мне не надо было никуда идти, то я бы пораньше лег спать.

Грозный Глаз засмеялся. – Уверен Поттер, уверен. Сахарные перья. – Горгулья отодвинулась в сторону, и бывший аврор начал подниматься в кабинет, где их уже с улыбкой поджидал Дамблдор.

- Ты выглядишь уставшим, Гарри, - заметил директор, приглашая двух волшебников присесть вокруг небольшого стола в центре комнаты.

- Немного, - согласился мальчик, присаживаясь. – В любом случае, я обдумал ваши предложения.

- И? – Дамблдор взглянул на него, когда тот сел.

- Да, я вступлю в Орден, - Гарри слегка кивнул. – И, да, я буду учителем в следующем году, но у меня есть условия.

- Так же как и у меня. Мы сейчас к ним приступим, - серьезно кивнул Директор. – Что касается вступления в Орден, у нас назначено собрание на это воскресенье в доме на площади Гриммо. Если ты согласен, то мы включим тебя. Или же придется подождать до следующего месяца. Ты свободен в выходные?

Гарри задумчиво почесал затылок. – Да. Мы ничего не планировали. Но мне понадобится отговорка, на которую купятся мои друзья. И, сэр, вы должны помнить, что часть моих друзей слизеринцы, поэтому нужно что-то убедительное.

- Может попросить Ремуса прислать тебе сову с просьбой о встречи? – задумчиво спросил директор.

- Вот так ни с того ни с сего? – Грозный Глаз нахмурился, затем взглянул на Гарри. – Что скажешь относительно обеда со мной в эти выходные? Подумай, ведь у меня так и не представился шанс поговорить с тобой.

Юноша фыркнул. – Рейвенкловцы. – Он покачал головой, подавляя зевок. – Договорились. Но будет намного лучше, если я не порву рот от зевоты. Полагаю в воскресенье в Лондоне?

- Воскресенье, Лондон, - кивнул Муди.

- Тогда решено! – счастливо сказал Дамблдор, хлопая в ладоши.

- Замечательно, - скучным голосом согласился Гарри. Он и Грозный Глаз обменялись взглядом и молча согласились, что Дамблдор не в себе.

- Теперь, ты говорил, что у тебя есть условия? – продолжил Дамблдор счастливым голосом.

Гарри нахмурился, крепко сжимая вилку в руке рядом с тарелкой. – Да. Первое, я хочу, чтобы Герм разрешили остаться в школе на следующий год.

- У тебя есть веская причина?

- Вообще-то, несколько. Для начала, она, как и я, находится в безопасности в Хогвартсе. Она моя лучшая подруга, и если Волдеморт захочет достать меня, то возможно использует ее. Далее, ее ребенок будет в безопасности. Оба крестных будут здесь, а отец в Азкабане. Мне не нравится то, что она должна вернутся к родителям, - твердо сказал юноша, все следы усталости исчезли, как не бывало.

- Принято. Я предложу ей остаться в конце года.

- Не сейчас?

- Нет. Я вообще, попросил бы тебя никому не говорить, что ты будешь преподавать здесь в следующем году.

- Я скажу Маркусу, - начал спорить Гарри.

Дамблдор хмуро посмотрел на него. – Уважительная причина?

- Он волшебник, должность которого я буду занимать. Если я узнаю, чему он учил в этом году, мне удастся построить лучший план уроков и позже отредактировать его. Мне хотелось бы увидеть, как он ведет уроки, и забрать у него записи о студентах, пока они еще не бесполезны, и не уничтожены, - ответил Гарри.

Директор призадумался, а потом кивнул со вздохом. – Очень хорошо. Ты можешь сказать Маркусу, но больше никому ни слова.

- Договорились.

- У тебя есть еще условия?

- Да, - Гарри положил вилку. – Маркусу, если наши отношения продолжатся, конечно, должно быть разрешено навещать меня или мне его без всяких вопросов в любое время, если оно не занято.

Дамблдор сжал губы. – Пожалуйста, объясни, что ты подразумеваешь под «не занято».

- Нет уроков. Если у меня есть дела, например собрание Ордена или отработка, тогда вначале они. Работа важнее развлечений, если быть точным.

Дамблдор все обдумал и кивнул. – Приемлемо. Однако, я предпочел, чтоб ты, на крайний случай, оставался в замке на ночь.

- Хорошо, - кивнул юноша. – Ваши условия?

- Первое - никому ничего не говорить. Другое – это твои шутки, - Дамблдор смерил Мальчика-Который-Выжил тяжелым взглядом. – Им пришел конец.

- Я свободен в своих действиях в классе, это поможет в обучении, - парировал Гарри. – Я могу прикалываться над любым, если это по работе. Я не буду никого разыгрывать без причины.

Дамблдор кивнул. – Пока твои шалости не вышли за рамки класса и если это не шутка над всей школой, то я вынужден согласиться.

- Договорились, - решил мальчик. Внезапно ухмылка появилась на его лице. – Директор, не могу поверить, но это первый продуктивный разговор, что был у нас, с самого начла учебного года.

Дамблдор улыбнулся. – Действительно. Уверен, что ты знаешь, где находится учительская?

- На четвертом этаже? Напротив той чудесной картины узкой горной долины с деревьями? – уточнил Гарри.

Голубые глаза пожилого мага весело заблестели. – Точно. Мы собираемся все вместе каждую субботу утром в четыре. Уверен, что ты узнаешь пароль сам.

- Не сомневайтесь. Хотите, чтобы я тоже приходил?

- Если сможешь так рано встать, - кивнул Дамблдор. – Если нет, то ничего страшного. Я сделаю объявление о твоем назначении, когда ты сможешь прийти.

Гарри кивнул. – Очень хорошо. – Внезапно он стал выглядеть очень усталым и медленно начал подниматься. – Директор, Грозный Глаз, если это все, то я, пойду спать.

- Конечно, - согласился Дамблдор, а Муди просто кивнул. – Но, Гарри, ты на самом деле устал? – хотел знать директор.

Гарри медленно моргнул, глядя на Дамблдора. – Да, сэр. Очень. Спокойной ночи.

- Спокойной ночи, - согласился Грозный Глаз с широкой ухмылкой. Как только за Гарри закрылась дверь, он повернулся к директору. – Хороший ход, Альбус. Но боюсь, он еще себя покажет.

- Ты обучал его. Он действительно устал? – сердитым голосом спросил Дамблдор.

- Уставший, но не на столько, он достаточно хорошо симулирует. Я видел, как он победил двух подготовленных и полных сил Авроров, после того как сам был на ногах сорок восемь часов.

Дамблдор то ли фыркнул, то ли зарычал. – Ему не нужна подготовка на Аврора.

- Я же говорил. То, что он не взял от меня, то выучил сам в Лондоне или во время своего наказания. Скорее всего, мы могли бы дать ему диплом Аврора, если он действительно этого хочет.

- Упомяни об этом во время вашего ленча, - раздраженно ответил директор. – Ранее ты сказал, что он не пьянеет?

- Никогда не видел его пьяным, - согласился Муди. – И этим он напоминает меня. У него либо иммунитет, или очень высокий уровень самоконтроля. Насколько я помню, Джеймс не умел вовремя остановиться. Что насчет Лили?

- Без понятия. Никогда не видел ее пьяной, даже чтоб она вообще выпивала, - Дамблдор вздохнул, почесывая подбородок. – Возможно, на нее алкоголь и не действовал, и она передала свою невосприимчивость Гарри.

- Возможно. Хотя теперь у него есть эти чары против опьянения…

Дамблдор навострил уши. – Ты можешь видеть сквозь чары невидимости на браслете?

- Я могу видеть сквозь многие чары, Альбус, и ты это знаешь.

- Какие еще заклятия находятся на браслете, Аластор?

Грозный Глаз лишь загадочно улыбнулся директору, пока вставал. – Лучшая защита – это неизвестность, Альбус. Спокойной ночи.

Директор нахмурился, глядя в спину уходящему Аврору. Эти двое просто невозможны!

@музыка: Ди Фм

@темы: Преданный

URL
Комментарии
2009-05-05 в 20:52 

Попа не слипнется, это не паренхиматозный орган© А жареных гвоздей не хочешь?© The Planet is fine. The people are fucked.© Carlin
СПАСИБО! 7gea Я вас Люблю! наконецтонаконецтонаконецто!

2009-05-05 в 20:58 

7gea
Grifin
RIDDLE.
Да не за что))))
Стараемся все вместе)
Читателей мы тоже любим. Очень!

URL
2009-05-06 в 00:54 

Аааа!!! какой шикарный сюрприз для потерявших надежду читателей (во всяком случае я))! СПАСИБО! СПАСИБО! СПАСИБО! (унеслась читать)

2009-05-06 в 10:45 

dana2007
Любовь - это мгновение, дающее жизнь вечности
posto prelist

2009-05-06 в 16:59 

"Я не Бельфегор, но немного псих." (с)
Спасибо!

2009-05-30 в 23:57 

Спасибо горомное за проду!!! Это - как бальзам на истерзанную душу!

2009-06-23 в 15:25 

А можно поинтересоваться как долго ждать продолжения сего произведения?

URL
2009-06-23 в 20:20 

7gea
Grifin
Гость
Прода будет как только я защищу диплом)))

URL
2009-06-23 в 22:06 

"Я не Бельфегор, но немного псих." (с)
Удачи в защите!

2009-06-23 в 23:27 

7gea
Grifin
KsandraBlack
СПАСИБО)))

URL
2009-07-03 в 16:19 

Безумству храбрых - гробы со скидкой.
Спасибо за перевод. Конечно, как Вы и говорили, не литературный и не профессиональный, но это придет со временем. Пинать не будем, так как нам, конечно, не все нравится, но серьезно бетить нет ни сил, ни времени. А ругать чужую работу.... моветон.
Поздравляем Вас с удачной защитой.

2009-07-05 в 20:45 

7gea
Grifin
koshkajust
Спасибо за поздравление. А пинать надо, но по чуть-чуть.

URL
2009-07-05 в 20:48 

Безумству храбрых - гробы со скидкой.
Нееее))) пинать вовсе не стоит... Если человек делает - он делает сам. Из-за пинков я едва докторскую не бросила... а один из моих партнеров именно из-за пинков ушел из дома...
Разве это есть гуд?)))))))))))))

2009-07-05 в 20:51 

7gea
Grifin
Ну не пинать, а указывать на значительные ашипки. Это надо, помогает расти так сказать)))

URL
2009-07-05 в 22:14 

Безумству храбрых - гробы со скидкой.
Тогда это называется коструктивной критикой)))))))))

2009-07-05 в 22:25 

7gea
Grifin
Она, родимая)))

URL
   

Полет смерти

главная